О женской силе

Роли бывают разные - я играю и отрицательных персонажей. В основном мои героини сильные, по крайней мере они имеют свою точку зрения на всё. Взять, к примеру, Наташу (Наталья Ивановна Прозорова - прим. ред.) в «Трех сестрах» А.П. Чехова. С какой проблемой сталкивается моя героиня? Ее не принимают в доме. И у нее складывается два варианта: либо быть несчастной, либо занимать активную позицию. Другое дело, что со стороны может показаться, что она ведет себя как мещанка, представляет собой некое исчадие ада, и когда мы в жизни встречаем таких женщин, нам становится немного не по себе. Многие даже не понимают, что агрессивно ведут себя, в этом просто их суть. Но мне кажется, что моя Наташа становится такой все-таки от обиды...

Вообще отдельная тема - женская обида. Что происходит с кроткой, умной, мудрой женщиной-матерью, когда ее гложет чувство обиды? Она моментально преображается...

Как свою силу использовать в семье? Сложно сказать. Наша национальная особенность, видимо, заключается в том, что мы терпим до последнего, тогда как на Западе, возможно, члены семьи сразу обсуждают проблемы. У нас же это вроде как не принято, мы всё на каких-то сказках воспитаны...

Вообще для меня пьеса «Три сестры» - это история про потерю главного члена семьи - отца. Это история о том, как четверо детей пытаются справиться с этой потерей и как они не справляются с этой потерей. И Наташа для Андрея, на мой взгляд, - это попытка заменить пустое место после смерти родителей. Почему он так быстро женится? Он же не разглядывал ее, не пытался изучить, это была потребность в тепле, любви. Уже позже вскрылись все несоответствия, и он потерял к ней интерес. В какой же ситуации оказалась Наташа? Год она потерпела, второй год, потом ушла к любовнику - Протопопову. Раньше же были запрещены разводы, сейчас она бы развелась и не мучила никого. Но это мой взгляд на Наташу. Я же выполняю задачу режиссера: Галина Волчек традиционно видит в ней концентрацию зла. Но еще в студенческие годы я спорила по поводу Наташи и говорила, что есть границы, которые она перешла, но и нельзя сказать, что сестры ее мужа не приложили к этому руку.

О Боге и Сталине

В спектакле «Крутой маршрут» я играю Юлию Анненкову - девушку, яростно отстаивающую свои коммунистические принципы.

Современному человеку очень сложно понять, как они могли быть так преданы партии. Как немцы могли быть преданы Гитлеру, а мы - Сталину? У моей прабабушки были три самых любимых существа на свете: Бог, дедушка и Сталин, который расстрелял дедушку. Но она одинаково их любила, вот в чем парадокс!

Роль Анненковой заканчивается словами: «Если партия считает, что я враг, значит я враг». Мы какую-то преданность несем в себе - Богу, партии, чему-то еще...

Возможно, это вопрос темперамента.

Так же и русская женщина в своей семье: если любим, то безрассудно, если верим, то слепо. Все у нас как-то наотмашь...

Об Иуде и милосердии

Когда я увлекалась этнографией, однажды спорила с представителем казачьего круга по поводу книги Леонида Андреева «Иуда Искариот», которая потрясла меня в свое время. Я задавалась вопросом, почему все ненавидят Иуду, ведь христианство основано на том, чтобы уметь всех прощать. И мне было интересно, простил бы Иисус Иуду? Позже я поняла, что если бы так все было просто, возможно, на земле установился бы хаос, и вместо того, чтобы развиваться, люди могли бы делать все, что им заблагорассудится.

О русской культуре и зарубежном кино

Мы поражены каким-то комплексом провинциала. Посмотрите, как у нас развивается культура со времен Александра Грибоедова: «французик из Бордо» - наше всё. Мы преклоняемся перед Западом! Русский кинематограф простаивает, потому что перестали снимать для русских, мы стараемся делать фильмы наподобие голливудских. Соответственно, лица ищут, как в Голливуде, не ищут русскую красоту.

Для меня интересно английское кино. Британцы не боятся нестандартных лиц, нестандартных сюжетов. Французское кино тоже интересно, оно развивается по своим законам: всегда какое-то бессюжетное, но при этом очень точное. Почему нам нравятся японские фильмы с этой красотой природы? Ведь, с точки зрения Голливуда, невозможно столько времени показывать природу в кадре. Американские фильмы подобны клипам - все четко, быстро, а тут Япония со своими пейзажами. Но нам интересно!

Я считаю, что нам не надо рваться в Голливуд, в своей структуре нам его уже не догнать. Мы же находили свои самобытные сюжеты. Те же «Стиляги», например. Вспомните, каким популярным стал фильм! Надо дальше искать национальные темы, которые небезразличны обществу.

Мне очень хочется, чтобы русские нашли себя, чтобы вернулись к своей культуре. Вы же наверняка гордились, когда наш балет исполнял «Бал у Ростовых» на церемонии открытия Олимпиады в Сочи. Вот оно - русское, вот за этим приезжают в Россию со всего мира! Хочется, чтобы у нас появился новый Сергей Дягилев, который бы продвинул русскую культуру, полюбил бы Россию со всеми ее парадоксами. Ждем следующего культурного рывка, благодаря которому мы заявим о себе на весь мир.

О сериалах и театрах

Сниматься или не сниматься в «плохих» сериалах - это исключительно личное решение каждого актера, на мой взгляд. Действительно, многие мои коллеги принимают участие в разных телепроектах, которые по-разному потом оцениваются в обществе. Но я понимаю, что, когда на тебе ипотека и маленький ребенок, тут как раз, напротив, будет безнравственно дать ребенку голодать. Я никогда не упрекну своих товарищей по цеху в этом: съемки в телесериалах - это отдельный и очень тяжелый труд, и, главное, актер никогда не знает, какого качества выйдет продукт.

Как упрекнуть? Всеми любимый Константин Хабенский вышел из сериала «Улицы разбитых фонарей». Тот же «мент»... Но это не умаляет его достоинства как актера. И потом всегда есть театр. Хотите искусства - приходите в театр!

Сейчас наконец-то театр снова становится нужным. Маяковка (Театр имени В. Маяковского - прим. ред.) возрождается, театр Вахтангова (Государственный академический театр им. Е. Вахтангова - прим. ред.) возрождается, наш театр («Современник» - прим. ред.) тоже переживает интересный момент: у нас разные спектакли проходят, можно найти по своему вкусу. Новые театры тоже становятся все более популярными - «Практика», «Театр.doc», МТЮЗ, Московский губернский театр и так далее. По сравнению с тем, что было раньше, в 1990-е годы, когда в борьбе за зрителя оголяли женщин, сейчас россияне сами идут в театр.

О мечте

Как говорится, любая актриса мечтает сняться с Мерил Стрип. Конечно, если мне предложат съемки в Голливуде, я не откажусь. Но скажу вам точно, что всеми силами рваться туда не буду. Очень показательно и интересно, когда видишь, как актриса идет к этой цели. Возможно, она ее и достигнет, но зрелище весьма жалкое.

Вообще, ни о чем конкретном я не мечтаю, мне кажется, есть столько всего несыгранного... Я не мечтаю об образе, сыгранном сотни раз, мне хочется найти что-то новое, чего до меня еще никто никогда не делал.

 

Беседовала Алевтина Шаркова