Мой отец Гапоненко Владимир Гордеевич родился в апреле 1923 года в городе Мелитополе Запорожской области. Там же его в начале 1942 года призвали в Красную армию. Он очень не любил рассказывать про войну. Скупо говорил, что все было очень жестоко, а в советских фильмах события показывали очень приукрашенными. Помню только, что упоминал, как они, молодые солдаты, ходили в атаку с одной винтовкой на троих - подбирали оружие у павших товарищей и шли с ним дальше на врага. Во время атаки молоденькие мальчишки кричали «За Родину!», матерились и рубили немцев саперными лопатками.

Помню еще, отец рассказывал, что начал войну в пехоте, но потом его перевели в десантники, поскольку во время учебы в школе он окончил курсы планеристов. На планерах их забрасывали в тыл врага, и они ночью в полной тишине ликвидировали целые немецкие подразделения в казармах. Наверное, воспоминания об этих ночах и давали ему основания говорить потом о жестокости войны. Одно дело из окопа палить по неясной фигуре вдалеке, а другое - десятки раз смотреть врагу в лицо перед тем, как прикончить его. Сколько убил врагов, никогда не говорил, но чувствовалось, что немало. Наверное, поэтому, понимая ценность жизни, после войны был очень добрым и к членам семьи, и к друзьм, и к сослуживцам. И никогда не матерился.

Гапоненко Владимир Гордеевич
Гапоненко Владимир Гордеевич

В 1943 году во время десантирования отца насквозь прошила немецкая автоматная очередь, и ему только чудом удалось спастись - товарищи вытащили из-под огня, а сами все вскоре погибли. Пролежал почти год в госпиталях. Потом вернулся в строй, но уже в автомобильные войска. Участвовал в освобождении родной Украины, Польши, Венгрии, Австрии. Потом был в составе советских войск в Иране. Имел множество медалей и один орден «За боевые заслуги». Войну закончил гвардии сержантом.

Мальчишкой я очень любил надевать отцовские ордена - гордился, что он у меня герой, и хотел быть таким же.

После войны отец остался служить в армии. В конце концов его послали в Латвию. Здесь мы и остались семьей жить после демобилизации отца.

Отец очень переживал, что распался СССР. Говорил, что в Латвии к власти скоро придут фашисты. Я не верил в это и отшучивался от этих прогнозов. Занимался тогда бизнесом и жил совсем неплохо.

Перед смертью отец сказал, что у нас в семье все мужчины воевали за Родину, за своих стариков, женщин и детей. Прадед - в турецкую, дед - в германскую (Первую мировую), он - в Великую Отечественную. А теперь мой черед. Зря его медали в детстве надевал, что ли?

В память об отце организовал в этом году с друзьями в Риге акцию «Бессмертный полк». Пока выходит, что выводим на шествие колонну размером с батальон. Но еще две недели до праздника, так что, думаю, и до полка мобилизуем потомков с портретами их родственников-героев.

Председатель общественной организации «Парламент непредставленных» А.Гапоненко

 

Вернуться к сюжету >>